Смесь русской и татарина

У русских с какими фамилиями предки были татарами

Смесь русской и татарина

Наверное, все слышали поговорку «Поскреби русского — найдешь татарина!» Русская и татарская культуры настолько тесно соприкасались друг с другом, что сегодня мы порой даже не подозреваем о татарском происхождении некоторых русских фамилий.

Как на Руси появились татарские фамилии?

Русские фамилии татарского происхождения появились, конечно, в период татаро-монгольского ига. Потом довольно много татар служило при дворе Ивана Грозного и других русских царей. Состоялось немало смешанных браков между представителями русской и татарской знати.

В результате специалисты по антропонимике насчитывают свыше 500 знатных и родовитых фамилий, имеющих изначально татарское происхождение.

Среди них Аксаковы, Алябьевы, Апраксины, Бердяевы, Бунины, Бухарины, Годуновы, Горчаковы, Дашковы, Державины, Ермоловы, Кадышевы, Машковы, Нарышкины, Огаревы, Пешковы, Радищевы, Растопчины, Рязановы, Тимирязевы, Тургеневы, Улановы, Хрущевы, Чаадаевы, Шереметевы, Юсуповы и многие другие.

Примеры происхождения русских фамилий от татарских слов

Взять, например, фамилию Аничков. Ее родоначальниками были выходцы из Орды. Первые упоминания о них относятся к 1495 году. Предки Атласовых носили распространенную татарскую фамилию Атласи.

Кожевниковы, по одной из версий, получили эту фамилию вовсе не от профессии кожевника, а по родовой фамилии, включавшей слово «ходжа» (по-татарски — «господин»).

Новую фамилию представителям этого рода дали после того, как в 1509 году они поступили на службу к Ивану III.

Карамзины вели свой род от татарина Кара-Мурзы (что означает буквально «Черный князь»). Сама фамилия известна уже с XVI века. Сначала ее представители носили фамилию Карамза, а потом превратились в Карамзиных. Самый знаменитый потомок этого рода — писатель, поэт и историк Н. М. Карамзин.

Виды татарских фамилий в России

Большинство татарских фамилий произошли от имени, которое носил кто-то из предков мужского пола в роду. В древности фамилию давали по отцу, но в начале XIX века ту же фамилию носили уже и дети, и внуки. После прихода советской власти эти фамилии были закреплены в официальных документах и уже не менялись.

Многие фамилии давались по профессиям. Так, фамилия Бакшеев произошла от слова «бакшей» (писарь), Караулов — от «каравыл» (стражник), Бекетов — от «бекет» (так называли воспитателя ханского сына), Тухачевский — от «тухачи» (знаменосец).

Фамилия Суворов, которую мы привыкли считать русской, стала известна в XV веке. Происходит она от слова «наездник» (по-татарски — «сувор»).

Первым, кто носил эту фамилию, стал служилый человек Горяин Суворов, о котором упоминается в летописях за 1482 год.

Впоследствии была придумана легенда о том, что родоначальником семейства Суворовых стал швед по фамилии Суворе, в 1622 году осевший в России.

А вот фамилия Татищев была присвоена великим князем Иваном III племяннику Ивана Шаха — князю Соломерскому, который был кем-то вроде следователя и отличался способностью быстро выявлять воров, которых по-татарски называли татями.

Но куда чаще татарские фамилии формировались на основе отличительных особенностей их носителей. Так, предки Базаровых получили это прозвище, так как были рождены в базарные дни. «Бажа» — по-татарски свояк (муж сестры жены) — трансформировался в Бажанова. Уважаемого человека татары величали «велиамин», так родилась русская фамилия Велиаминов, позднее переделанная в Вельяминов.

Гордые люди звались «булгаками», отсюда фамилия Булгаков. Любимые и любящие назывались «даудами» и «давудами», со временем превратились в Давыдовых.

Фамилия Жданов получила большое распространение на Руси в XV-XVII веках. Предположительно она происходит от слова «видждан», которое по-татарски означает одновременно страстных любовников, и религиозных фанатиков.

Особняком стоит фамилия Акчурин. В русском варианте татарские фамилии имеют обычно окончание -ов (-ев) или -ин (-ын). Но отдельные родовые имена, происходящие от имен татарских мурз, оставили без изменения даже в документах: Еникей, Акчурин, Дивей.

В фамилии Акчурин «-ин» не является русским окончанием, это часть древнего родового имени. Один из вариантов его произношения «ак-чура» — «белый богатырь».

Среди представителей рода Акчуриных, родоначальником которого считается мишарско-мордовский князь Адаш, живший в XV веке, были известные чиновники, дипломаты, военные.

Разумеется, все русские фамилии, имеющие татарские корни, перечислить просто невозможно. Для этого нужно знать этимологию каждой конкретной фамилии.

Источник: https://weekend.rambler.ru/read/44582441-u-russkih-s-kakimi-familiyami-predki-byli-tatarami/

Смешанные браки 100 лет назад: женитьба «вслепую», сословно-национальные противоречия и советская ассимиляция

Смесь русской и татарина

Как татары относились к межконфессиональным бракам 100 лет назад. Часть 2

Историк, колумнист «Реального времени» Лилия Габдрафикова продолжает знакомить наших читателей с таким явлением, как межконфессиональные браки, заключавшиеся перед революцией. В сегодняшней колонке, написанной в продолжение предыдущей публикации, она рассказывает о причинах такого необычного выбора татарских женихов и об изменении ситуации в первые годы советской власти.

Вопрос о связи мусульман с русскими девушками поднимался неоднократно и в татарской прессе. Проблема обсуждалась в 1906 году на страницах газет «Вакыт», «Баянель-хак», «Казан мохбире». В «Вакыте» под псевдонимом Дэрвиш афэнде публиковался писатель и богослов Ризаэтдин Фахретдин, он был обеспокоен тем, что образованные татарские юноши выбирают себе в жен девушек другой веры.

«В результате дети в их семьях воспитываются в русском, польском и еврейском духе. Для того чтобы не допустить это, необходимо повышать образовательный уровень татарок», — считал Фахретдин.

По мнению купца Ахметзяна Сайдашева, издателя газеты «Баянель-хак», женитьба татар на русских женщинах ничем не грозила, а наоборот, могла способствовать дальнейшему распространению ислама. Совместная учеба русских и татарских девушек представлялась Сайдашеву большей опасностью. Он считал, что это может привести к падению религиозно-нравственных устоев мусульманок.

Продолжением темы стала статья Гафура Кулахметова «Мусульманские юноши и русские девушки» в газете «Казан мохбире». Автор не поддерживал ни Фахретдина, ни Сайдашева. Основная же мысль в статье Г. Кулахметова сводилась к тому, что среди татар мало равных браков, в первую очередь, по интеллектуальному развитию супругов.

На этом настаивал чуть позже и другой автор.

Габделбари Баттал в статье, опубликованной в 1909 году в газете «Вакыт», писал о том, что после революции 1905 года увеличилось число смешанных браков между татарскими юношами и русскими девушками, а также польками, француженками, еврейками. Для противостояния этому явлению он предлагал организовать достойное образование и для татарок, которое было бы не хуже, чем у юношей.

Заключению счастливых семейных союзов иногда мешало то, что юноши и девушки не могли пообщаться друг с другом до свадьбы.

Невеста и жених часто виделись впервые только на церемонии мусульманского бракосочетания — никахе, а порой и после него. Ситуация немного изменилась, когда появилась фотография.

Молодым людям, особенно девушкам, иногда показывали портрет потенциального супруга. В некоторых случаях это могло повлиять и на принятие семьей окончательного решения о браке.

Габделбари Баттал (на фото — справа) писал о том, что после революции 1905 года увеличились смешанные браки между татарскими юношами и русскими девушками, а также польками, француженками, еврейками. Фото kalebtatar.ru

Однако никакая фотография не могла заменить живого общения. Поэтому некоторые будущие супруги узнавали друг друга через письма. Например, такую переписку вел со своей будущей женой богослов Муса Бигиев. Из-за таких моментов некоторые татарские юноши охотнее поддерживали отношения с более эмансипированными русскими девушками.

Ты выйдешь за меня и… за мою нацию?

Пожалуй, самым ярким художественным произведением, в основе которого проблема смешанных браков, является повесть Гаяза Исхаки «Он еще был не женат», написанная в 1916 году в Москве. Главный герой, Шамсетдин, влюбляется в русскую вдову Анну Васильевну.

Сам юноша вырос в татарской деревне, но после окончания медресе переехал в Санкт-Петербург, где работает приказчиком в татарском магазине. Шамсетдин и Анна начинают жить вместе, молодым людям интересно вдвоем.

При этом надо заметить, даже по названию произведения, герой не воспринимает сожительство как нормальный брак, ему кажется, что он когда-нибудь обязательно женится на татарской девушке и только тогда у него будет настоящая семья.

Однако через несколько лет у пары рождается первенец, и молодому человеку становится понятно, что отношения с Анной — это не временное явление.

Между молодыми людьми нет ни психологических, ни интеллектуальных барьеров, но есть неизменная грань — это религия, вместе с ней возникает и вопрос о воспитании детей.

Анна, которая старалась многие годы не выпячивать свою веру перед возлюбленным, все-таки привела детей в церковь и поступила по-своему — крестила их. Г.

Исхаки описывает сложную душевную борьбу Шамсетдина: как в нем переплетаются любовь к собственным корням и к женщине другой веры. Он вдруг ощущает в себе неприятие ее культуры, а обожаемые дети оказываются далеки от него. Из-за своей постоянной занятости Шамсетдин не сумел научить дочерей разговаривать на татарском языке, молиться, как молится сам, понимать его мир.

Таким образом, писатель предупреждал о печальных последствиях просвещения и интеграции в русскую среду — в смешанных союзах страдали, в первую очередь, дети. Об этой проблеме Г. Исхаки заявлял и в прессе. Он призывал уделять больше внимания воспитанию молодежи, прежде всего, организации их культурного досуга.

Общественный деятель и издатель детского журнала «Ак юл» Фахрелислам Агиев на заре свой юности был увлечен русской девушкой Маргаритой, она была из семьи бедных дворян. С ней юноша был знаком с детских лет, так как рос будущий издатель в Пензенской губернии.

Его родители — отец-мулла и мать-абыстай — очень переживали по этому поводу, но влюбленный парень был непреклонен. В итоге Ф. Агиев женился на другой девушке.

Вспоминая о своей юношеской страсти, позже Агиев признавался, какое большое влияние оказало на него мнение писателя и историка Газиза Губайдуллина.

Он сумел убедить романтично настроенного юношу в том, что Маргарита любит лишь одного Фахрелислама, но никогда не сумеет полюбить его народ, культуру и даже разговаривать о делах, например, о татарском журнале «Ак юл», в собственном доме ему придется на русском языке, чтобы не обидеть любимую непонятной ее слуху речью.

Как свой последний аргумент сын казанского купца Губайдуллин привел сословные противоречия между супругами. По его словам, сам он не решился бы жениться не только на русской аристократке Маргарите, но и не взял бы в жены дочь татарского мурзы-дворянина Марьям.

Слишком разным было бы понимание устройства мира и собственного быта у супругов. Очевидно, для увлеченного идеями национального прогресса, развития татарской культуры Ф. Агиева слова Г. Губайдуллина показались более убедительными, нежели мольбы родителей.

Через некоторое время он женился на Суфие Кулахметьевой, сестре писателя Гафура Кулахметова.

Первая татарская актриса С. Гиззатуллина-Волжская в 1920-е годы вышла замуж за В. Русинова из Ижевска. Фото tatar-inform.ru

Путь к советской идентичности

Основная часть татар избегала смешанных браков, стараясь сохранить свою религиозную и этническую идентичность. В городах, где преобладало русское население, например, в двух столицах, немалую роль в этом играли татары-мигранты.

К примеру, представители второго поколения выросших в Санкт-Петербурге татар в конце XIX — начале XX века женились на девушках из национальной глубинки и таким образом отодвигали опасность ассимиляции.

В целом, в конце XIX — в начале XX века смешанные семейные пары среди татар были редким явлением, хотя уже тогда вызывали тревогу у общественности. Такое отношение подкреплялось государственной политикой, проводниками которой были и мусульманское духовенство, и христианские священники.

Настроения татарского мусульманского общества нашли отражение в художественной литературе начала XX века, где семья рассматривалась не только как союз двух любящих людей, но и как место сохранения культурных и религиозных традиций.

Однако время после 1917 года показало, насколько неустойчивы были эти представления о традиционном браке. Уже в годы советской власти, после отмены всех законодательных ограничений, было заключено немало смешанных союзов. Особенно они были характерны для образованных татар, которые являлись, как правило, выходцами из семей купцов, духовенства.

Например, даже сын знаменитого богослова Муса Бигеева Ахмед в начале 1930-х годов взял в жены Татьяну Пастухову, девушку дворянско-купеческого происхождения. Самого религиозного деятеля в это время уже не было в СССР, он находился в эмиграции. Его жена, А. Камалова, была против этого брака, но А. Бигеев не стал слушать маму.

У пары родились сыновья — Искандер и Борис, чуть позже супруги развелись.

Если браки мусульман с христианками встречались и до революции, то практически не было примеров браков татарских девушек из богатых купеческих семей с представителями не своей веры. Однако уже в первые годы советской власти стали нарушаться все религиозные запреты.

Например, одна из дочерей московского купца А. Бурнашева вышла замуж за М. Луцкого, секретаря Ф.Э. Дзержинского, другая — за племянника М.И. Калинина. Первая татарская актриса С. Гиззатуллина-Волжская в 1920-е годы вышла замуж за В. Русинова из Ижевска.

И таких примеров множество, татары охотно интегрировались в русско-советское общество (давали своим детям интернациональные имена, воспитывали их в том же духе) и принимали законы ассимиляции. Постепенно исчезли целые татарские селения.

Особенно печальна участь татар, проживавших в бывшем Касимовском уезде Рязанской губернии, которые практически «растворились» в русской среде.

Лилия Рамилевна Габдрафикова — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан.

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий. Колумнист «Реального времени».
  • Ее монография «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX — начала XX вв.» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России конца XIX — начала XX вв., история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/49902

Татары на русском престоле. Кто из русских царей был тюркского происхождения? | Новости Таджикистана ASIA-Plus

Смесь русской и татарина

“Поскреби любого русского, найдешь татарина” – гласит мудрая французская пословица, родившаяся после неудачного военного похода Наполеона Бонапарта в Россию. Как ни парадоксально, но французы оказались правы.

В родословной почти каждого пятого русского прослеживаются татарские корни, не говоря уже о том, что русский престол до середины 17 века с завидным постоянством занимали цари, в чьих жилах текла чистая татарская кровь.

Автор данной статьи, размещенной на сайте Центра Льва Гумилева, предупреждает: она не научная. Он  решил не углубляться в далекое прошлое, дабы не утомлять читателей скрупулезным копанием в генеалогическом древе русских царей, а только обратить их внимание на яркие примеры из истории России.

Иван Грозный

Иоанн IV (Грозный) — старший сын князя Василия и Елены Глинской. Принято считать, что мать Ивана Грозного — литовская принцесса. Однако по мужской линии Елена Глинская — родная внучка Мансура-Кията, старшего сына эмира Золотой Орды, хана Мамая.

Иоанн IV был старшим сыном великого князя Василия и его второй жены Елены Глинской. Но о том, что он был русским царем, можно говорить с большой натяжкой.

Его родная бабка по отцу была византийская царевна Софья Палеолог, а мать – Елена Глинская (которой незаслуженно приписали литовское происхождение), чистокровная татарка, приходилась по мужской линии родной внучкой Мансура-Кията, старшего сына могущественного эмира Золотой Орды, наместника крымского улуса-юрта Мамая.

К слову сказать, Мансур-Кият является родоначальником крымско-татарского бейского рода Мансуров. К сожалению, в летописях не сохранилось настоящего имени царицы Елены, которая приняла крещение, сменив на московском престоле свою предшественницу, тоже татарку, но уже из золотоордынского рода мурзы Атун Соломонию Сабурову.

Зато те же летописи красноречиво рассказывают о годах регентства молодой крымско-татарской княжны при малолетнем сыне Иоанне.

После смерти своего мужа Елена становится фактической правительницей московского государства.

Однако бояре, опасаясь, что образованная, умная, молодая царица, вместо того, чтобы жить теремной жизнью вдали от мирских сует, полностью возьмет в свои руки бразды правления, поспешили ее отравить.

Что касается самого Иоанна, то как бы бояре ни стремились с юных лет влиять на молодого царя, татарская кровь и заложенное матерью воспитание сказалось на его дружеских взаимоотношениях с крымским ханом.

Сохранилось немало сведений (главный источник – письма крымскому хану), что он свободно изъяснялся на своем родном татарском языке и относил себя к прямому потомку темника Мамая. Что касается его внешности, то не оставляет сомнения его принадлежность к Мансурам, на сохранившихся портретах Иоанна Грозного и его сына Феодора можно увидеть лицо с явно азиатскими чертами.

В эпоху Грозного еще более усилилась татарская верхушка Московии. Например, во время казанского похода (1552 г.

), который в истории преподнесли как завоевание и присоединение Казанского ханства к Московскому государству, войско Иоанна Грозного включало в себя больше татар, нежели войско Едигера, правителя Казани.

Среди московских военачальников были «крымский царевич Тактамыш», «царевич шибанский Кудаит», «касимовский царь Шигалей», «астраханский царевич Кайбулла», «царевич Дербыш-Алей», не говоря уже о десятках тысяч рядовых татар под их началом.

Летописец тех событий большое внимание уделял чингизидам, дабы угодить своему царю, потому что русские военачальники никак не могли сравняться с первыми в знатности. То есть для московского сознания тех лет азиатский царевич был выше по знатности любого боярина-рюриковича.

Об этом говорит еще один яркий эпизод из царствования Иоанна Грозного, когда он в 1575 году удалился в Александровскую слободу, оставив вместо себя в Кремле татарина – золотоордынца-чингизида Саин-Булата (известного как Симеон Бекбулатович), ведущего свой род от того же крымского бея Мансура, но только по мужской линии.

В начале 16 века «русский» царский дом окончательно породнился с татарами.

Дело в том, что отец Грозного Василий выдал свою сестру Евдокию замуж за брата казанского хана Мухаммед-Эмина, сына Нур-Султан, второй жены крымского хана Менгли Гирая, царевича Кайдулу, от этого брака у них родилась дочь, известная под именем Анастасия, которая была выдана замуж за главу боярского правительства князя Василия Шуйского.  

Шуйские породнились с Иоанном Грозным, так как царевна Анастасия приходилась молодому царю двоюродной сестрой.  В свою очередь, в этом браке родилась дочь Марфа, ставшая впоследствии женой боярина Ивана Бельского, происходившего из золотоордынского татарского рода.

Борис Годунов

В продолжение традиций Иоанн Грозный женил своих сыновей на татарках – старшего Ивана на Евдокии Сабуровой, а младшего Феодора на Ирине Годуновой.

Через брак своей сестры и царевича Феодора Чета-мурза, более известного под именем Бориса Годунова, породнился с царем.

Последний из Рюриковичей царь Феодор царствовал 14 лет и умер в 1598 году, не оставив наследника. Власть полностью перешла татарину царю Борису Годунову, который фактически уже правил с 15887 года.

По завещанию царя Бориса Годунова, московский трон перешел к его сыну, татарину Феодору Годунову. Однако, молодой царь не смог удержать власть в своих руках и был убит боярской группировкой.

Петр I 

После трехлетнего межцарствования к власти пришла новая династия – Романовых. На момент воцарения Михаила Федоровича Романова его двоюродная сестра состояла в браке с князем Исмаилом (Семеном) Урусовым, чьи дети приходились троюродными братьями его сыну, будущему царю Алексею Михайловичу, в свою очередь вступившему во второй раз в брак с Натальей Нарышкиной.

Вот тут-то и начинается самое интересное. Для начала надо сказать, что известная российской истории Наталья Нарышкина, мать Петра Первого, была чистокровная крымская татарка.

Вполне естественно, что русские историки к моменту ее рождения постарались сделать из нее русскую с далекими тюркскими корнями.

Иначе и быть не могло, разве приятно было бы России раскручивать самого великого «русского» царя, в чьем генофонде были крымские татары?

Наталья Нарышкина (к сожалению, татарское имя которой до нас не дошло) происходила из крымскотатарского рода мурзы Исмаила Нарыша (Нарыш по-тюркски означает гранат). Ее отец в русской истории известный как мурза Кирилл Нарышкин женился на дочери золотоордынца мурзы Абатура.

В 1669 году Нарышкина вышла замуж за овдовевшего русского царя Алексея Михайловича и подарила ему троих здоровых детей: сына Петра и двух дочерей.

Именно старший Петр кардинально отличался от своих сводных братьев от первого брака царя с Милославской, хилых, немощных и больных. Один за другим они уходили из жизни, не пережив своего отца.

Остались только Феодор Алексеевич, которого поспешили женить на татарке Марфе Апраксиной, чей род восходил к тюркскому мурзе Салихмиру, и царевич Иван. Но, унаследовав трон отца, Феодор умер бездетным в возрасте 21 года.

Второй же брат, Иван, чуть старше самого Петра, прожил до 30 лет, однако последние годы жизни не принимал никакого участия в государственных делах.

Бразды правления до совершеннолетия сына Петра взяла в свои руки Наталья Нарышкина, женщина нового времени, образованная, умная и властная. Именно с этого времени во главе государства становится прогрессивный крымско-татарский клан Нарышкиных.

Петр Первый Алексеевич был очень привязан к своей татарской родне. Он доверил своему дяде Льву Кирилловичу Нарышкину во время своих европейских вояжей управление Россией.

Да и вообще татарские гены Петра тянули его к своим соплеменникам, о чем говорит его крепкая дружба с татарином Федором Апраксиным, родным братом царицы Марфы, супруги царя Федора Алексеевича, а также с Михаилом Матюшкиным из тюркского рода мурзы Албаушу, брат которого Иван Матюшкин был женат на родной сестре первой жены Петра Лопухиной.

Петр Первый не оставил после себя наследника мужского пола, но через десять лет после его смерти трон вернула его дочь Елизавета, которая походила своим характером и манерами на свою крымскотатарскую бабку Наталью Нарышкину. По завещанию свой трон она оставила родному племяннику Петру III, сыну своей сестры Анны, в котором уже перемешалась татарская и немецкая кровь.

Итак, на русском троне три великих русских царя – Иван Грозный, Борис Годунов и Петр Первый – имели татарское происхождение. Поэтому можно смело сказать, что Россией правили татары, которых сменили немцы, так что уже последний русский царь Николай II русским мог называться с большой оговоркой.

Оставайтесь с нами в TelegramInstagram, Viber, Яндекс.ДзенOK и Google Новостях.

Источник: https://asiaplustj.info/ru/news/tajikistan/society/20190806/tatari-na-russkom-prestole-kto-iz-russkih-tsarei-bil-tyurkskogo-proishozhdeniya

Доктор-про
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: